Вы здесь
Александр Андриенко: «Артисты ноют в двух случаях: когда работы много и когда работы нет» Культура Новости 

Александр Андриенко: «Артисты ноют в двух случаях: когда работы много и когда работы нет»

24 мая Московский академический театр им. Вл. Маяковского покажет спектакль-альманах «Истории» (реж. Е. Перегудов), выпущенный к столетию театра.

Так совпало, что именно 24 мая свой день рождения отмечает актер Александр Андриенко, исполняющий одну из ролей в «Историях». Мы встретились с актером, чтоб задать ему несколько вопросов.

Справка: Александр Андриенко родился 24.05.1959, заслуженный артист России, актёр Московского академического театра им. Вл. Маяковского. Преподаёт мастерство актёра в Театральном институте им. Б. Щукина и в Высшей школе сценических искусств под руководством К. Райкина. С 1977 года снимается в кино. Сыграл более 200 ролей в фильмах и телесериалах. Озвучил более 80 аудиокниг.

Фото: Галина Фесенко

— Александр, день рождения для вас любимый праздник? Кроме поздравлений от родных, близких, коллег, отмечаете как-то этот день?

— Нет, никак не отмечаю. Это совершенно детский праздник, прекрасный, когда ты в центре внимания, а со временем он грустным становится. Последние лет двадцать отмечаю только юбилейные даты, да и то лишь потому, что друзья могут обидеться. Я люблю в этот день работать, чтобы всякие грустные мысли не посещали; в этот день лучше всего сниматься или играть спектакль. У меня лучший день рождения был, когда у меня утром была смена (Съемки. — Прим.), а к семи вечера я приехал в театр, отыграл спектакль и выжатым лимоном вернулся домой, — мы с женой посидели, и всё. В этом году буду работать, играть и очень рад, что спектакль «Истории» — премьера нашего театра — в этот день будет.

— Значит, всё-таки планируете отметить?

— У нас такой театр: день рождения, свадьба, юбилей, премьера, сотый спектакль — у нас никто не разбегается в разные стороны. Достаточно часто после спектакля артисты задерживаются, потому что сегодня или юбилейный спектакль, или день рождения. Необязательно сегодня: был позавчера, а сегодня мы все встретились. Компанейские, семейные отношения — это в традициях театра Маяковского.

 — Если говорить безотносительно дня рождения — как вы отдыхаете?

— Как мы отдыхаем? (Смеется.) Ну, всё разделилось на «до ковида» и «после ковида». До ковида у нас была привычка успеть на море по возможности, а поскольку мы артисты оба (Супруга Александра — заслуженная артистка России Анна Гуляре́нко, актриса театра им. Н. В. Гоголя. Пара в браке с 1990 г. — Прим.) и графики съемок, гастролей временами не совпадали, то приходилось иногда поодиночке отдыхать, и было большое счастье, когда получалось вдвоем по семь-восемь дней. Мы очень любим море, а так мы объездили много-много разных стран.

Вообще, хорошо проводить летний отпуск, когда он сочетается со съемками в каком-то хорошем месте. Я в прошлом году снимался летом в Ярославле, на Волге, и в Нижнем Новгороде; несколько раз туда за лето съездил и совершенно не пожалел, что я не смог вырваться на море. Потому что это очень здорово: ты и работаешь, и с коллегами общаешься, и при этом прекрасная погода, чудесные, невероятно красивые города — Ярославль и Нижний.

— Расскажите о своем идеальном дне.

— Встать не по будильнику! И чтоб погода хорошая! Хотя для меня нет плохой погоды. И в снег, и в дождь я очень много всегда болтался по Москве; я знаю каждый дом и могу что-нибудь про него рассказать, обожаю московские парки. В любом городе мира самое интересное для меня — это сам город, гораздо интереснее, чем любой его самый знаменитый музей. По всем городам, где я был, я ходил: это мое любимое занятие. Я помню — когда шагомеры только появились, в таких городах, как Рим, Неаполь, я мог пройти 30—35 тысяч шагов за день.

— То есть идеальный день — «проснуться не по будильнику» и «гулять по городу»? А чем этот день завершается?

— Ну, хорошо бы и поработать, посниматься, и до смены или после нее можно прогуляться или спектакль играть. Артист отдыхает работая, работает отдыхая.

Спектакль «Истории» (реж. Е. Перегудов)

— В каком темпе вы сейчас живете?

— В размеренном. Тот темп, когда я мог за месяц двенадцать городов нашей необъятной прекрасной родины посетить и при этом семь спектаклей сыграть в Москве, в родном театре, да еще успевать прибегать в Щукинское училище (Театральный институт им. Б. Щукина. — Прим.) или в школу Райкина (Высшая школа сценических искусств. — Прим.)… И когда тридцать один день в месяце, и все тридцать один рабочие, причем иногда в день два-три рабочих места ты посещаешь… Сейчас уже хочется поболтаться бесцельно, полежать на диване, но это, опять же, недолго. А вот десять отелей за месяц, шесть перелетов или восемь поездов уже, наверное, нет. Хотя… не знаю… (Смеется.) Я — человек крайности. Все артисты ноют в двух случаях: когда работы много и когда работы нет.

— Александр, как часто вы бываете в театре? Когда последний раз смотрели спектакль из зала, а не из-за кулисы?

— Я часто бываю. Я думаю, спектакля два-три в месяц я смотрю. Если очень плотно работаю, могу и ни одного не посмотреть, но зато в следующем месяце тогда обязательно на четыре-пять схожу. Две недели назад я был на премьере спектакля «Зойкина квартира» в театре им. Пушкина, потом был на показе спектакля «Собака на сене» Губернского театра.

— Актеры — в большинстве своем — люди тщеславные. Что важно, что имеет значение для вас? Большие роли? Оценки профессионалов? Узнаваемость?

— Тщеславие — это всё-таки отрицательная коннотация. Назовем это честолюбие.

— Хорошо. Так что для вас важно?

— Ну точно не узнаваемость, потому что даже какая-нибудь узнаваемость может быть всерьез не подкреплена профессией. Самое важное — это оценка коллег, особенно уважаемых, которых ты сам считаешь большими авторитетами для себя и у которых хочется чему-то научиться, что-то позаимствовать в свой арсенал. Очень важна и живая реакция зрителей, которые здесь и сейчас сидят, а ты играешь на сцене. Это вообще самое дорогое; это даже не про честолюбие, это театральный кайф!

Спектакль «Истории» (реж. Е. Перегудов)

— Поговорим о работе в кино. Можете убедить режиссера снимать именно вас?

— Нет, нет, никогда! Я до сих пор не понимаю: как это?

— Ну есть такие артисты, которые себя прям «продают»: «Возьмите меня». Это стыдно?

— Нет, просто есть какая-то правильная форма; она может быть немножко устаревшая, но нас так учили…

— Как — «так»?

— Позовут, если будешь нужен.

— От какой роли вы откажетесь? Есть какая-то роль, которую ни при каких обстоятельствах вы не будете играть?

— Ну, какой-то маньяк, который проливает реки крови. Наверное, я бы не захотел такую роль играть. Отвратительного садиста, маньяка.

— А за хорошие деньги?

— Я не голодаю. (Смеется.) Кстати, этот вопрос — про деньги — он у меня не входит в тройку призеров. Главное — сценарий, партнеры, режиссер, локация: на Волге, на Черном море или на Алтае… Вот это важно.

— В вашей профессии есть такой деликатный момент, когда актер взрослеет, в нем появляется мудрость, опыт и он становится чуть-чуть режиссером, он понимает «как нужно сделать правильно». Вы часто спорите с режиссером и учите его «как надо»?

— Нет, учить я никого не учу, естественно. Но с самых младых ногтей мне не хватало мозгов иногда промолчать, когда я считал, что режиссер не точен в разборе. Я со своим мнением мог вылезти и «по шапке» мог в молодости получить. Я не могу вспомнить ни одного режиссера, с которым я хотя бы разочек не поспорил. (Смеется.) Это в театре. В кино больше производства, поэтому на площадке это противопоказано, это невозможно; а в театре, где репетируют, долго разбирают, обсуждают, я и поспорить мог. Но я старался это делать деликатно: это как бы мой голос в оркестре, у которого есть дирижер, но один из инструментов тоже имеет свое мнение по любому поводу. (Смеется.) Но это не желание поучить, а просто хочется, чтоб в результате было здорово.

— Есть такое театральное клише: если артист перестал волноваться перед выходом на сцену — уходи из профессии. Какое ваше отношение к этому тезису? Вы волнуетесь или нет?

— Я бы назвал это не волнением, не стрессом, а куражом. Волнение есть, но волнение молодого человека, который идет к девушке на свидание, и волнение подчиненного, который идет на разнос к начальнику, — это разные волнения.

— У вас какое?

— У меня только первое!

— Александр, я не знаю, мы не обидим никого следующим вопросом? Какой самый запоминающийся партнер в театре или в кино, с которым вам удалось поработать? Вот самый-самый. Не десять, а один. Или мы кого-то заденем этим?

— Гаркалин! Никого не заденем. Гаркалин. С ним очень клево было играть, он идеальный партнер: он «слышит», «видит», он остроумен.

— У вас же был спектакль на двоих? («Стриптиз» С. Мрожек. — Прим.)

— Мы его играли двадцать три года. В России не было такого спектакля, который два артиста играют двадцать три года. Были спектакли, которые по пятьдесят — восемьдесят лет шли, но там артисты менялись десятками или сотнями. А тут играли два человека.

— Александр, мы уже краешком разговора затронули вашу супругу. Мы ее знаем как замечательную актрису Анну Гуляре́нко. Вы несколько раз встречались на съемочной площадке. Сложно работать вместе? Или наоборот — здорово?

— Это кайф. Полнейший кайф! А на сцене мы не встречались с 1989 года.

— А что было до 1989 года?

— В театре им. Н. В. Гоголя мы играли несколько спектаклей вместе. У нас даже был спектакль «Аристофан», где мы с Анной играли влюбленных.

— Вы появлялись вместе в нескольких киноработах. Как это получается? Кто-то кого-то предлагает или как это происходит?

— Нет! Ну знают же, что такая пара есть…

— То есть это не так, что пригласили вас, а вы говорите: «А у меня еще жена-актриса есть» — или наоборот?

— Нет, нет. Как правило, спрашивают: «Вы не против мужа с женой сыграть?» Я шучу: «Вы хотите на водителе сэкономить? Пожалуйста, мы вам эту возможность предоставим — присылайте один автомобиль. И нужен один номер в гостинице». (Смеется.) Ну это я шучу. А на самом деле, и нам комфортно, и группе комфортно. Гипотетически, если б сказали: «У тебя по сценарию жена есть, ты можешь кого-нибудь предложить?», конечно, я бы Анну на эту роль предложил первым делом, но сам лезть не стал бы.

Александр Андриенко и Анна Гуляренко Фото: Галина Фесенко

— В заключение нашей беседы такой вопрос: какие спектакли из текущего репертуара театра им. Вл. Маяковского — не обязательно с вашим участием — вы посоветуете посмотреть?

— Из тех спектаклей, в которых я не занят, мне очень нравится «Август: графство Осейдж», где играют Евгения Симонова и Анна Ардова. Спектакль «Все мои сыновья»: там потрясающая, почти трагическая роль у Ольги Прокофьевой. Премьера этого сезона —  «Любовь по Маркесу» режиссёра и художественного руководителя нашего театра Егора Перегудова.

Из того, в чем я занят, наверное, я позвал бы на «Истории», на спектакль «На всякого мудреца довольно простоты», на «Цену», на «Отцов и сыновей» Леонида Хейфеца, где я тоже играю. Там два состава и у меня была возможность со стороны посмотреть. Я и как зритель его люблю, и изнутри: мне там хорошо.

Беседовала Анастасия Жукова

Похожие записи