Вы здесь
Интервью Блаженнейшего Митрополита Онуфрия о пастырском служении, современной Церкви и нашей истории / Православие.Ru Религия 

Интервью Блаженнейшего Митрополита Онуфрия о пастырском служении, современной Церкви и нашей истории / Православие.Ru

    

5 ноября 2019 года Предстоятель Украинской Православной Церкви Блаженнейший Митрополит Киевский и всея Украины Онуфрий будет отмечать свое 75-летие.

Информационно-просветительский отдел УПЦ публикует интервью с Блаженнейшим Владыкой журналистам ТК «Интер» к этому юбилею и по случаю 5-летия его Предстоятельского служения. Беседа состоялась в канун Дня Крещения Руси.

— Ваше Блаженство, День Крещения Руси называют днем рождения нашего народа. Как Вы думаете — выбор князя Владимира мог быть иным? Само событие было предопределено или же является стечением исторических обстоятельств?

— Крещение Руси — это событие, которое для нас имеет огромное значение. Но семя христианства на нашей земле было посеяно еще апостолом Андреем Первозванным в І в. по Рождестве Христовом. Мы знаем из летописей, что он поднялся по Днепру на север и во время этого путешествия остановился на киевских холмах. Он благословил их и сказал пророческие слова, что тут будет град великий и множество церквей, и что в них будет прославляться Имя Божие. Потом он дошел до мест, где ныне стоит Новгород, после чего через земли современных Румынии и Болгарии дошел до Греции, где и отдал свою жизнь за Христа.

Мы знаем, что уже во времена апостолов на том месте, где потом возник Киев, жили люди, и они приняли те семена христианства, которые щедро сеял Первозванный ученик Спасителя. Эти семена жили в нашем народе долгие века. Возможно, они не давали до поры до времени обильных всходов, но это и не удивительно — все развивается постепенно. И вера тоже.

Кто-то скажет, что так было потому, что наши давние предки были людьми дикими, но я бы оспорил это, потому что наши «дикие» предки не сделали никакого зла святому апостолу Андрею. Он проповедовал, говорил о Христе, и его отпустили с миром. А когда пришел к цивилизованному миру языческому — к грекам, они его убили. Распяли. Выходит, они были свирепее нас. Просто случилось так, что в силу каких-то политических, географических обстоятельств их земля дала ростки христианства быстрее. У нас — медленнее.

Святой князь Владимир спровоцировал очень мощный духовный всплеск. Он создал все условия для бурного расцвета христианства. Знаете, весной, бывает, ложишься спать — деревья в одном состоянии, словно замерли в ожидании. А утром встаешь — они уже все покрыты прекрасными цветами. Расцвели за одну ночь. Вот таким был и духовный всплеск при святом князе Владимире.

Князь был авторитетным правителем крупного, сильного государства и хотел лучшего для своего народа. Духовные поиски привели его к принятию Православной веры, и вслед за ним весь народ принял христианство. Эти судьбоносные перемены были обусловлены, во-первых, его внутренним желанием преображения и, конечно же, стремлением перестроить свое государство по образцу передовой тогда державы — Византии. Потому что народ наш был молодой, сильный, государство было богатое, большое. Возможно, внутренней упорядоченности и внешней отшлифованности, как в Византии того времени, у нас еще не было. И вот он взял и то и другое.

    

— Уже традиционным стало по-настоящему народное празднование Дня Крещения Руси — ежегодно и в молебне на Владимирской горке, и в крестном ходе к Киево-Печерской Лавре принимает участие все большее количество людей. Например, в прошлом году, по подсчетам организаторов крестного хода, в нем приняли участие 250 тыс. человек. Мы видим, как с каждым годом поток верующих увеличивается. Почему так происходит?

— Это день нашего духовного всплеска. Он для нас очень дорог, потому что в этот день многие наши предки пришли ко Христу. Это великая радость о человеке, который нашел Истину. Он пришел ко Христу, принял Крещение, он стал сыном Божиим и сыном вечного спасения. Потому и чтим мы и празднуем этот день, совершаем каждый год многолюдный крестный ход с Владимирской горки в Киево-Печерскую Лавру. Это говорит о том, что люди ищут духовного общения.

— Количество людей, которые желают вот этого общения духовного, ежегодно увеличивается…

— Это говорит о том, что люди имеют жажду духовного. Нас с утра до ночи кормят информацией — политическими лозунгами, фактами, идеями, новостями. Конечно, в какой-то мере человеку важно знать, что происходит вокруг, но запрос души человеческой не в том, чтобы знать, где случились землетрясения, где — потопы, где — революция или еще что-то… Истинный запрос человеческой души — узнать о Боге. Узнать свое будущее, узнать, для чего человек создан, каково его предназначение.

Потому люди и собираются в Церкви, выходят на крестный ход и там друг с другом общаются, духовно обогащаются от этого общения, друг друга поддерживают и утоляют свою духовную жажду — жажду слова Божия, жажду молитвы, жажду единения со Христом.

— Многие из тех, кто далек от церковной жизни, не понимают, что такое каноническая Церковь. Объясните, пожалуйста, суть проблемы. И почему в канонической Церкви есть благодать, а у раскольнических образований ее нет?

— Каноническая Церковь — это общество верующих, которое живет по канонам, то есть по определенным правилам Церкви Христовой.

У каждого государства есть свод правил — конституция. И все граждане должны жить согласно этому документу. Если гражданин живет по конституции, значит у него все хорошо, все гладко, все нормально. Если же он нарушает правила, то его действия называются антиконституционными, и за это человека наказывают.

Церковь тоже имеет свою конституцию — это каноны. Если мы живем по канонам, то называемся канонической Церковью, если же нарушаем каноны, то называемся неканонической церковью, то есть незаконной. Конечно, если человек нарушает каноны церковные, его за это не штрафуют, не сажают в тюрьму — это не наши меры, — но молитвенное и евхаристическое общение с такими людьми пресекается. Мы таким способом отсекаем их от себя, отделяем себя от них ради сохранения чистоты вероучения.

Наша каноническая Церковь даже в сегодняшних непростых условиях старается не нарушать никаких канонов. Если кто-то хочет детально узнать, какие именно у нас есть каноны, тот может открыть и почитать «Книгу правил» и посмотреть, как христиане должны жить, чтобы находиться в русле церковных правил. Они написаны людьми, но по внушению Духа Святого. Кто соблюдает каноны, тот сам наполняется благодатью Святого Духа, а кто нарушает — тот лишается этой благодати.

    

— Не так давно была создана новая религиозная организация, которую назвали «Православной церковью Украины». На фоне этого участились случаи захватов храмов. Кроме того, есть факты давления на верующих, избиения священников и мирян, а в Верховной Раде на рассмотрении находятся законопроекты, которые сама Церковь называет дискриминационными. Это то, о чем говорят СМИ. Хотелось бы получить комментарий из первых уст — какова ситуация на самом деле? Есть ощущение, что она меняется. Соответствует ли это действительности и что вообще необходимо сейчас делать, чтобы современные гонения, нападки на Церковь полностью прекратились?

— Когда человек находит свое место в жизни, он успокаивается. Бог каждому дал какие-то таланты и предназначение, и пока мы их не откроем — мира в душе не будет.

Агрессия, которая идет в наш адрес со стороны сторонников «ПЦУ», свидетельствует о том, что они не нашли себя и пребывают вне истины. Агрессия — это своеобразная лакмусовая бумажка, которая говорит о том, что нет благодати Святого Духа в этом сообществе. Там, где есть такая благодать, там всегда мир, радость, спокойствие, счастье, блаженство.

Где этого нет, человек мечется и думает, что если он захватит храм или всех сделает подобными себе, то это его успокоит. Поверьте, это никогда не успокоит человека. Пока он не познает истины, не придет к Богу и не смирится перед Ним, не будет мира у него в душе. Даже если весь мир пойдет за ним, будет его слушать и делать, как он говорит. Диавол в таком же положении находится — ему плохо, у него внутренний дискомфорт, и он думает: «Если всех людей я к себе переманю, то успокоюсь». Но этого не происходит! Сатана переманивает к себе многих людей, но покоя не находит, потому что не живет с Богом.

Наша Церковь никогда не проявляла никакой агрессии ни к кому, никогда не захватывала чужие храмы. Есть у нас примеры, когда к архиереям УПЦ приходили представители власти и давали ключи от храмов, принадлежащих УГКЦ или «УПЦ КП», но епископы всегда отказывались от подобных «подарков». Нам чужого не надо! И это — отношение настоящей Церкви.

Сегодня волна рейдерских захватов наших храмов идет на спад и катится уже больше по инерции. Инерция захватов продолжается еще в некоторых регионах, но она уже потеряла подпитку из центра, ведь именно оттуда шла инициатива. Сегодня, слава Богу, ситуация успокаивается.

Я уже говорил нынешнему президенту, что мы не ждем от властей никаких преференций. Мы просим, чтобы все были равны перед законом, чтобы не было законов для одних и для других. В том числе и тех законов, которые сегодня все еще стоят на повестке дня против нашей Церкви. Так не должно быть — должны быть все равны перед законом, и в этом суть демократического государства.

Государственное искусство не в том, чтобы всех обратить в единомыслие, а в том, чтобы всех разномыслящих объединить — разумно объединить, не нарушая их свободу слова, свободу воли. Настроить их так, чтобы они работали на всеобщее благо. И делать это нужно без принуждения.

«ПЦУ» была создана для подчинения других этой структуре, чтобы действовать в интересах определенных политиков. Но Церковь — вне политики! И, тем более, не может служить какой-либо отдельной партии. Церковь служит всем людям — вне зависимости от их взглядов, убеждений, уровня дохода или образования. Все перед Богом одинаковы, все равны. Мы все — дети Божии.

    

— К сожалению, за последние годы церковная тематика стала слишком политизированной. Что Вы можете сказать тем, кто слово «Церковь» воспринимает исключительно в политическом контексте?

— Хочу сказать тем людям, которые не понимают природы Церкви, чтобы они не вмешивались в ее жизнь, потому что это очень опасно.

Это не угроза. Я и сам боюсь переступить правила Церкви, потому что знаю: это потом обратится для меня трагедией. Поэтому я бы советовал таким людям: если не понимаешь — не вмешивайся, не давай советы. А политикам скажу: если хотите объединить — объединитесь сами сначала. Мы посмотрим, как это делается, и, может, сами объединимся по такому же сценарию. А разъединять гораздо легче…

Политики во все времена стремились завладеть Церковью, потому что не знают ее природы и не видят ее подлинного Главу — Христа. Они видят, что идет корабль, а Капитана не видят. И думают: давай-ка я сяду, возьмусь за штурвал и тоже «покерую Церквою». А тут не все так просто — кто взялся за штурвал церковный, у того руки отсохли. Кто полез Церковью управлять, все кончили трагически. Поэтому я вас прошу — не надо! Церковь сама разберется в своих проблемах. У политиков есть свои задачи, у Церкви — свои. И каждый должен заниматься своим.

— Есть мнение, что сейчас в мире идет полномасштабная борьба с христианством. И что нападки и гонения на Церковь, которые наблюдаются в нашей стране, — это не просто борьба с УПЦ, а часть глобальной антихристианской кампании.

— Абсолютно согласен с этим. Мы являемся свидетелями общей большой борьбы против Христа, которая сейчас развернулась по всему миру.

Идет глобализация, выстраивается большой мир, большой общий дом, в котором должны все люди жить. Выстраивается мир, где не будет политических границ, ведь они порождают множество проблем. И в рамках этого мира места для Христа и Церкви Его не предполагается.

Сейчас мы занимаемся тем, чтобы отстоять для Церкви законное место в новом пространстве, но не хотим за это платить чистотой своей веры. Потому что навязываемые нам шаги идут вразрез с канонами, с Божиими заповедями. И хоть формально нам дают оставаться христианами, по сути, мы перестаем ими быть, если преступаем законы Христовы. Ну какой я христианин, если буду делать то, что Христос запрещает? Я уже буду не христианином, а мыльным пузырем — огромных размеров, но пустым.

Потому мы и боремся, чтобы оставаться верными канонам и в то же время занимать законное место в этом мире. Как часть борьбы нарождающегося миропорядка с христианством и выступают сегодня и нападки на УПЦ, и история с томосом.

    

— Для многих из тех, кто далек от христианской жизни, к сожалению, роль Церкви стала формальной. С другой стороны, и среди тех, кто регулярно ходит в храм, немало людей, ведущих не совсем христианский образ жизни. Что Церковь сегодня может противопоставить современному обществу, чтобы поднять общий уровень духовности человечества?

— Есть люди, которые говорят, что Церковь устарела, что она консервативна, слишком догматизирована, что ее надо менять под стандарты современного общества. Сторонники такого подхода призывают к перестройке, новшествам, зачастую — антихристианским. Но, знаете, так делают далеко не все. Многих людей Церковь вполне устраивает и привлекает — именно своим «консервативным» устроением, взглядами.

Тем, кого Церковь не устраивает, кто хочет ее изменить, я хотел бы сказать: менять нужно. Но не Церковь, а себя. Если я требую Божие установление откорректировать согласно моим желаниям — это неправильно. Наоборот, надо меня откорректировать, чтобы я подходил Церкви и был сообразным ей. Если мы так не будем делать, а будем Церковь под себя подстраивать, то попросту окажемся вне Церкви, станем на путь погибели — духовной и физической. Потому что есть только один закон жизни — Божии заповеди. Все остальное закон смерти. И он рано или поздно ведет к уничтожению.

Церковь — это дар Божий всем людям. Она способна и хочет обнять всех людей и привести их к Богу, не исключая того, что человек живет на земле, и учитывая все потребности человека.

Но в то же время общий вектор Церкви направлен к Богу. Если мы хотим идти в другое место, то мы выходим из Церкви, уходим от Бога. Но только Бог является источником жизни, блага и любви. Тот, кто идет от Бога, — идет к смерти, неустройству и трагедии.

— Можно ли говорить, что в консервативности — сила Церкви?

— Церковный консерватизм страшен для греховного человека, который привык жить в своих страстях. А для того, кто живет по воле Божией, консерватизм Церкви — источник свободы.

К примеру, я себя не чувствую ничем связанным, живя в Церкви. А я практически в ней родился, и в священном сане служу уже 48 лет — с того момента, как меня рукоположили в диакона. И скажу, что в Церкви мне очень интересно! Жизнь в Церкви связана с внутренним миром человека, а он — очень красив, важно только увидеть эту красоту. Захотеть увидеть.

Человек во вселенной — это оазис в пустыне. Это микромир. Когда ты начинаешь разбираться в своем микромире, это очень интересно. Интересно бороться с собой. И только на первый взгляд кажется, что это нудное упражнение, нудное занятие, когда ты сам в себе разбираешься, сам себя где-то давишь. Нет, когда давишь в себе греховное, и в тебе восстает Божие, это очень интересно, и большая радость от этой борьбы рождается у человека внутри.

У меня есть опыт мирской жизни. Я жил, но полноты жизни не было — она была постной, однообразной. Встали, пошли, поработали, пришли… И всё. Завтра опять то же самое. А в Церкви жизнь такая разнообразная, красивая, содержательная.

И ради чьих-то желаний перестраивать эту жизнь, делать ее постной, скучной и бесцельной мы не можем. Церковь остается такой, какой она есть. А если кто хочет жить другой жизнью… Что ж. Вольному — воля, спасенному — рай.

— Вы возглавили Украинскую Православную Церковь в один из самых непростых для нее периодов. Что самое сложное сейчас для Вас как для Предстоятеля?

— Для любого Предстоятеля есть свои сложности. Они одинаковые. Я послушник Церкви. Я не являюсь кем-то другим. Находясь на послушании, я по долгу своего служения должен общаться и с иноверными людьми, которые имеют искаженные понятия о Боге, и с бизнесменами, и с политиками. И моя задача как Предстоятеля — общаясь с иноверными, не потерять чистоту своей Православной веры. Общаясь с бизнесменами — не превратиться в бизнесмена. Общаясь с политиками — не превратиться в политика. Я должен остаться Божиим слугой, слугой Церкви.

По этому случаю расскажу об анекдотическом случае из реальной жизни. Один архиерей постриг своего послушника в монашество. Пришел его друг, тоже архиерей, и поздравляет только что постриженного монаха: «Поздравляю тебя с принятием ангельского образа. При этом желаю, чтобы ты не потерял образа человеческого».

Стать монахом — это хорошо. Но если ты потеряешь при этом образ человеческий, монахом ты уже не будешь. Образ человеческий — это фундамент, на котором строится все.

Получив служение Предстоятеля, я желаю себе не потерять образ простого христианина, на котором все базируется. Простого христианина, который должен жить благочестиво, любить Бога и ближнего, быть терпеливым, смиренным, кротким. Вот этот образ христианина я стремлюсь не потерять.

— А как Вам это удается? Ведь известно, что Вы ведете очень строгий, аскетичный образ жизни, много времени посвящая молитве. Как удается Вам совмещать служение Предстоятеля Церкви, связанное с постоянным вовлечением в решение административных, политических вопросов, о которых мы здесь говорили, и в то же время такую суровую монашескую жизнь?

— Вы меня переоценили. Я не считаю себя таким. Я сказал о своих целях — что, неся послушание Предстоятеля, не должен потерять образ настоящего христианина. Но я не сказал, что я его не потерял.

Я падаю, спотыкаюсь, я немощный, грешный. Но уповаю на милость Божию и совершаю служение по мере своих сил и стараний. Ну, а Бог — Бог делает. И если что-то сделано хорошо, то это сделано Богом, а не мною. А если при общении с другими людьми, с мирскими, я не растворяюсь, то это, наверное, потому, что уже и видел, и слышал, и проходил то, что мне порой предлагают. Я испытал все на себе, и это меня совершенно не прельщает. Я знаю этому цену.

— Вы очень часто, обращаясь к верующим в своих проповедях, призываете их хранить чистоту Православной веры. Как это возможно, особенно сейчас, в наше время?

— Вера — это собрание знаний, правил, законов, которые дают человеку правильное понятие о Боге. Если я стремлюсь сохранить чистоту Православной веры, то даже если духовно упаду — имею шанс в любое время встать, исправиться и стать нормальным человеком, христианином. Если у меня не будет этого правильного образца, то я уже не смогу стать духовно здоровым.

Чистота хранения святой веры — это залог того, что человек всегда имеет шанс измениться, исправить себя. Это не значит, что мы, члены Церкви, святые — мы все больные, мы все грешники, и каждый свои недостатки имеет, свои немощи и слабости. Но у нас есть образец, который нам дает возможность в любой момент посмотреть на него, себя исправить и стать таким же. Если этого образца не будет, у нас не будет шанса наслаждаться тем блаженством, которым наслаждаются живущие с Богом.

Текстовая версия «Фомы в Украине»

Блаженнейший митрополит Киевский и всея Украины Онуфрий
Беседовал Андрей Данилевич

Источник: Информационно-просветительский отдел УПЦ

Похожие записи