Вы здесь
Лебединая школа: Ветвеник / Православие.Ru Религия 

Лебединая школа: Ветвеник / Православие.Ru

    

Когда осенью 2000 года пришло время крыть крышу в строящейся Покровской школе (в деревне Ветвеник Гдовского района ее начали возводить на месте разрушенной в советские годы церковно-приходской), закончились деньги. Здание открытое, жители, благотворители, местный священник — отец Константин — молятся: «Лишь бы не было дождя!». А денег нет. И вдруг на озеро прилетают лебеди, штук 200. Сели напротив школы и сидят. Неделя проходит — денег нет, лебеди сидят. Вторая — денег нет, лебеди сидят. Третья — картина не меняется. И вдруг появляются деньги. Крышу покрыли, лебеди снимаются и улетают. К слову, когда в Ветвенике в этом году открывали Русскую классическую школу, на озеро снова прилетели птицы. На этот раз — совершенно необычные: белоснежные журавли. Скажете, совпадения? Но прекрасные, не правда ли?

В начале октября, когда вся страна в очередной раз торжественно отмечает День учителя, Псковская Лента Новостей побеседовала со священником Константином Подкорытовым, настоятелем храма апостолов Петра и Павла в деревне Ветвеник. Именно он был одним из инициаторов строительства и открытия уникальной деревенской школы.

    

— Отец Константин, вы по образованию педагог?

— По образованию я инженер гражданской авиации, но педагогом работаю с трех лет. Когда гости приходили, мне говорили: забирай детей и идите занимайтесь своими детскими играми. Так и началась моя педагогическая деятельность.

— Как вы пришли к священническому пути?

— Я пришел работать в концерн «Ленинец» в Санкт-Петербурге, но наступил развал Советского Союза и всех наших замечательных военных производств. Уйдя с завода, я решил осуществить две мечты. Первая — я хотел поработать в школе. Вторая — поработать в церкви. Так и получилось: поработал год в школе, затем в церкви, после этого меня рукоположили в священники. Затем — назначение в приход.

Понимаете, болезни не проходя с годами, а только усиливаются, поэтому все мечты и мысли, которые хотелось реализовать в педагогике, никуда не уходили. У меня была мечта — построить школу. Эта мечта так и осталась бы мечтой, если бы мы в Ветвенике не встретились с замечательным человеком, петербургским бизнесменом Олегом Титберия. Он моряк, увидел наши водные просторы, наше озеро, которое больше похоже на море — берегов не видно, и сказал замечательные слова: «Очень бы хотелось построить школу для детей в деревне». В это сложно поверить, но встретились два человека, у которых была одинаковая мечта. Я мечтал, а Олег строил. В результате не только построил, но сейчас еще и финансирует.

— Вы являетесь директором школы?

— Я был директором, но сейчас только преподаю и являюсь духовником. У директора очень много бумажной работы. Учитывая, что я еще и священник, я бы просто не успевал своей деятельностью заниматься. Сейчас у нас есть директор, она по специальности историк, а ей некогда даже преподавать историю. Сейчас в школу пришли люди, которые профессионально занимаются педагогико-административной и преподавательской деятельностью.

— Какой предмет вы преподаете?

— Закон Божий. А приходилось преподавать и музыку, и английский язык.

— Сейчас достаточно много мнений высказывается о специфике нынешнего молодого поколения, существует множество педагогических методик в связи с этим. С вашей точки зрения, что нужно современной школе?

— Я честно скажу: модернизация, которая происходит сейчас в народном образовании, очень непонятна. Мы видим разрушение хорошей системы, которая десятилетия показывала замечательные результаты. Я все-таки сторонник того, чтобы нашу замечательную советскую школу, которая вышла из дореволюционной, сохранить.

    

— Насколько я знаю, школа в Ветвенике была открыта после того, как государственную школу закрыли из-за малочисленности учеников. В нынешней школе реализуются принципы традиционной педагогики?

— Действительно, были времена, когда закрывали сельские школы, в которых было мало учеников. И наша муниципальная школа в Ветвенике тоже была закрыта. Мы построили новую школу не в противовес обычной, а для того, чтобы осуществить преподавание духовных дисциплин, тем более что школа до революции была церковно-приходской. Вместе с тем, мы понимали, что закончив в Ветвенике начальную школу, дети должны будут продолжить обучение в обычной муниципальной школе. Поэтому мы с самого начала учили наших детей по тем программам, которые одобрены и рекомендованы Министерством образования. Другого выхода у нас, к сожалению, не было. А потом дети доучились до 4 класса и сказали: «А дальше?» Мы осмотрели те помещения, которые у нас были предназначены для внеклассной работы, спальный корпус, и срочно начали приспосабливать их в качестве учебного корпуса для среднего звена.

Наша школа имеет аккредитацию, лицензию. Мы отличаемся от других школ в следующем. Во-первых, мы внесли церковную составляющую: учебный день мы начинаем и заканчиваем молитвой, соблюдаем праздники церковные. Во-вторых, я всегда хотел, чтобы школа была как большая семья. Чтобы слова «Нам школа — дом родной» не были пустыми и красивыми, которые говоришь раз в жизни, прощаясь со школой. Дети, которые учились у нас до 4 класса, приезжая сейчас к нам, говорят, что это были лучшие годы их жизни на сегодняшний день.

Отношения человеческие мы смогли установить, а вот программу мы изменить не могли. Мы выбрали самую лояльную из них — «Школа России», но все же во многих моментах эта программа нас не устраивала. Информация изложена так, что мне, взрослому человеку, не всегда ее можно понять, несистемно, со странными подборками. Все эти годы мы сильно страдали от этого несовершенства программ, а в этом году так получилось, что я страдал уже не один, а было четверо родителей детей начальных классов, которые пришли ко мне с предложением: давайте восстановим русское обучение, в духе Ушинского.

Ушинский — величайший дореволюционный педагог, по его книге училась дореволюционная Россия в течение 50 лет. Он там собрал действительно гениальные вещи. В наши дни на основе этой программы разработана набирающая популярность программа «Русская классическая школа», которая вобрала в себя все лучшее из дореволюционной педагогики Ушинского и советской педагогики, которая, как мне видится, базировалась на том, чего достиг Ушинский и его сподвижники. Два этих направления объединили — и получилась Русская классическая школа. Эту программу создавали не для кого-то, не для государства, а для себя. Но эта идея оказалась очень удачной. С моей точки зрения, сейчас самые передовые перспективные школы используют эту программу. Но она не рекомендована, не одобрена Министерством образования, поэтому тех, кто хочет с ней работать, есть два выхода — менять Устав школы или уходить на домашнее обучение. От первого пути мы отказались как от весьма трудозатратного. Мы прибегли ко второму способу.

Четыре ребенка ушло официально на семейное образование, храм выделил им помещение, родители пригласили профессионального учителя начальных классов. Для Гдовского района это пилотный проект, мы первыми начали его реализовывать. И с 1 сентября этого года у нас открылась вторая школа в Ветвенике — Русская классическая школа.

— Какие отзывы у родителей?

— Пока самые хорошие. Но судить еще рано. Потому что для первоклашек в принципе школа — это что-то новое. Конечно, они целый месяц просто радовались тому, что происходит. И учитель также первый раз в жизни работает по этой программе, что-то очень нравится, что-то смущает, но выводы категоричные пока делать неправильно — нужно будет посмотреть на результаты.

    

— Как в вашем понимании соотносится миссия священническая и учительская? Что общего между ними?

— Есть Учитель с большой буквы — это Христос. У него были помощники — апостолы. Затем их помощниками стали епископы и священники. Главная миссия священника как учителя — это научить людей, как попасть в Царствие Небесное. В наги дни, умирающий человек даже не может толком ответить, зачем он жизнь прожил. А смысл жизни любого человека — это попасть в Царствие Небесное к Господу. Священник должен научить человека, как это сделать. Ведь Господь сказал своим апостолам: «Пойдите научите их всему тому, чему Я вас научил». Поэтому я всегда учителей своих прошу о том, чтобы любой предмет, который они преподают, был инструментом Богопознания. Просьба эта обоснованна, потому что любой серьезный ученый был человеком глубоко верующим человеком, понимающим, что все сотворено кем-то великим. Поэтому у всех действительно великих ученых те науки, которые они развивали, — были инструментом Богопознания. И математика, и музыка, и литература, и физкультура – все науки!

Поэтому я и прошу учителей, чтобы они преподавали свой предмет в свете познания тех законов, которые установил Бог. У кого-то это получается, у большинства, естественно, не получается, потому что все мы вышли из советской школы.

— С вашей точки зрения, у современного учителя какие главные качества должны присутствовать?

— Знаете, к нам в гости приезжал Василий Васильевич Семенцов, который разработал и преподает метод «корнеслов». На самом деле мы еще до встречи с ним занимались корнесловом, смотрели корни и пытались понять этимологию слова. Допустим, что такое «образование»? Никто даже не задумывается о смысле этого слова. Образование — это придание Образа Божиего. Когда говорят «Ты ведешь себя безобразно!» — значит, ведешь себя как? Без Образа Божиего. Когда ребенок плохо себя ведет, его ставят в угол. А знаете, в какой угол его раньше ставили? В Красный! Стой перед образами — и Образ обрети Божий. Вот когда обретешь — тогда возвращайся в семью. Гениально!

Так вот, Василий Васильевич сделал для меня открытие. Иногда выходишь с урока и чувствуешь, что урок удался, а иногда — хочется рвать и метать, чрезвычайно недоволен собой. И я никак не мог понять, от чего это зависит. Василий Васильевич, он сам педагог, мне объяснил: «Для меня каждый урок — это исповедь, когда я исповедую детям то, во что верю сам, неважно — литература это, математика, физика, — если урок проходит, как исповедь учителя — урок удачный. А когда на уроке я просто доношу информацию — тогда урок провальный».

Так что для меня главное качество современного учителя — не умение учить и оказывать образовательные услуги. Учитель — это не профессия. Это образ жизни, образ мысли и жертвенное служение. До революции у многих талантливых учителей не было семей, потому что на семью просто не оставалось времени: то, что они могли отдать своим детям, они отдали другим. И второй момент: у учителя жизнь и преподавание должны быть исповедническими, как разговор души с душой.

— Что бы вы пожелали нынешним учителям?

— Хочется пожелать, чтобы тот предмет, который они преподают, стал инструментом Богопознания. Чтобы они поняли те законы, которые в мире установлены Творцом, и помогли понять эти законы детям. Потому что если дети поймут эти законы, в этом мире им будет жить хорошо. А если не поймут — они всю жизнь будут бороться с этими законами. Дети через их душу смогут познать Творца.

Нашим учителям и всем нам в принципе хочется пожелать евангельским языком: Будьте совершенны, как Отец ваш небесный.

* * *

Сегодня на озере вновь белым бело. От лебедей. Настоящее «Лебединое озеро»: они из года в год на несколько дней останавливаются в Ветвенике перед перелетом в теплые края.

Люди же слетаются в это место надолго и вкладывают в него всю душу, все свои мечты и мысли. И учат этому детей.

Фото: https://vk.com/club120868186

Источник: Псковская Лента Новостей

Похожие записи