Вы здесь
ОЛДОС ХАКСЛИ «НОВЕЛЛЫ» Культура 

ОЛДОС ХАКСЛИ «НОВЕЛЛЫ»

«Быть может, только гении могут считаться подлинными людьми. Во всей истории человечества найдется лишь несколько тысяч подлинных людей. Остальные же… что мы такое? Животные, поддающиеся обучению. Если бы не подлинные люди, мы сами не открыли бы почти ничего. Никакие известные нам идеи, в сущности, не могли бы прийти в наши головы».


Вас когда-нибудь посещала мысль, каково это жить с предустановленным по умолчанию сознанием? Каково не помещать в себя то, что помещало бы вас в особь с иной чувствительностью органов чувств? Тавтология не напрасна. Каково не знать действительного диапазона возможностей своих органов чувств?

В 1953 году Олдос Хаксли принял участие в эксперименте психиатра Хамфри Осмонда и впервые принял галлюциногенное вещество «мескалин». Своё первое «путешествие» за пределы реальности Хаксли описал в эссе «Двери восприятия». После эксперимента Хаксли и Осмонд остались близкими друзьями и переписывались еще долгие годы. Именно Осмонд в своём письме Олдосу впервые предложил назвать галлюциногенное вещество «психоделическим», то есть в переводе с греческого языка «проявляющим разум».

Что ж, с допингом рассматриваемого писателя мы определились. Поглядим на плоды. Мною были изучены следующие новеллы Хаксли: «Улыбка Джоконды», «Юный Архимед», «Волшебница крёстная», «Целительный отдых», «Клакстоны».

Поначалу работы Хаксли мне напомнили рассказы Ги Де Мопассана, но лишённые изюминки и бесшабашности сюжетной линии. Однако позднее я разглядел в новеллах преобладание философского подтекста, коего было меньше в работах Мопассана. Действительно, текст изобиловал невероятным количеством примечаний с отсылками на философию, историю и труды различных деятелей и учёных. Их было невероятное множество. И спрятаны они были в местах, испещрённых художественными средствами выразительности:

«Случались дни, когда туман добирался даже до нашего холма и окутывал нас мягким, нежным облаком, в котором призрачные оливы, спускавшиеся с холма вниз, в долину, исчезали, словно растворялись, как и положено призракам, и единственно устойчивыми и четкими предметами в маленьком смутном мирке, в котором мы вдруг оказывались, были два высоких черных кипариса, росших на небольшом уступе в сотне футов ниже по склону. Черные, остроконечные, надежные, они стояли, как Геркулесовы столбы, на краю ведомой вселенной, а дальше, за нами, было лишь белесое облако тумана, и вокруг – лишь туманные оливы».

Казалось бы, лишь симпатичные обороты. Но в них мы можем разглядеть отсылку:

«Геркулесовы столбы – так назывались в древности мысы Гибралтар и Сеута по обеим сторонам Гибралтарского пролива, считавшиеся пределом мира».

Для убедительности приведу второй пример, уже лишенный красоты слов, голые рассуждения:

«В результате одной ли чистой случайности, задавал я себе вопрос, рождается время от времени Человек? По какой причине целое созвездие их иногда появляется на свет одновременно, да ещё среди одного какого-то народа? Тэн считал, что Леонардо, Микеланджело и Рафаэль родились именно тогда, потому что как раз настало время для великих художников, а Италия оказалась благоприятной ареной для этого».

На что ссылался Хаксли:

«Ипполит Тэн, французский философ, эстетик и писатель, высказал идею об исторической обусловленности появления великих художников эпохи Возрождения в своем труде «Философия искусства»: «…нельзя рассматривать искусство эпохи Возрождения как результат счастливой случайности; оно, безусловно, не было игрою судьбы…необыкновенным урожаем гениальных живописцев: нельзя отрицать, что причиной этого могущественного расцвета было общее настроение умов, поразительные художественные способности, распространённые во всех слоях народа… Они возникли и исчезли в определённые эпохи — оно зародилось и пришло к концу в те же самые эпохи».

Пожалуй, приведу ещё несколько цитат для затравки и пробуждения желания ознакомиться с работами Олдоса Хаксли:

«А в поднебесной вышине сонно плыли по ветру, всё время меняя очертания, парусящие занавеси, лебеди, неоконченные скульптуры воздушного мрамора, ибо боги, только начав их обтёсывать, сразу устали от созидания».

«Ужасно! От такой жизни она чуть не умерла. И вообще (теперь-то она поняла!), это была не жизнь, а какая-то гальваническая деятельность. Вот так мертвая лягушка дергает лапками, когда их касаются электрическим проводом. Не жизнь, а гальванизация».

«Был один из тех дней, когда по небу плыли облака — гигантские облака, белые, золотистые, серые, – а между ними проглядывала прозрачная, легкая синева. Фонарь собора приходился почти на уровне наших глаз, и весь купол являл нам всю свою грандиозную легкость, огромность, воздушность и вместе с тем мощь. На бесчисленные коричневые и розовые крыши ложился мягкий, роскошный свет предвечернего солнца, а башни были словно покрыты лаком, словно облиты, как глазурью, старым золотом. Я думал обо всех подлинных Людях, которые здесь жили и оставили зримые отпечатки своей души и создали необыкновенные творения», – именно так писал Олдос Хаксли о Флоренции. Смею заверить вас: после пребывания там, что он не солгал.

На закате своих лет Хаксли умирал от рака гортани. В день смерти, утром, когда он уже так ослаб, что не мог больше говорить, Олдос написал на листке бумаги: «ЛСД – попробуй – внутримышечно – 100 мкг». Его супруга поняла, что это означало, и сделала ему желанную инъекцию – она позволила ему принять «мокшу» – освобождение из круговорота рождений и смертей (сансары) и всех страданий и ограничений материального существования.

Будь я на вашем месте, мне б стало любопытно хотя бы одним глазком взглянуть на творчество писателя, выступавшего за легализацию психоделика. Но я не на нём.

Евгений КУЛИШОВ


Статья не пропагандирует употребление наркотиков или любых других запрещённых веществ. По закону РФ приобретение, хранение, перевозка, изготовление, переработка наркотических средств, а также культивирование психотропных растений является уголовным преступлением, кроме того, наркотики могут быть опасны для вашего здоровья.


Фото: Александра ПОРУНОВА

Похожие записи