Вы здесь
Политическая драма России. Новости 

Политическая драма России.

Президент России Владимир Путин перешел к другому этапу, казалось бы, бесконечных спекуляций о том, какую роль он будет играть в российской политике после того, как срок его полномочий истечет в 2024 году. Пока нижняя палата российского парламента обсуждала конституционные поправки,возникло предложение обнулить часы его президентских сроков.

Президентские сроки Путина, отработанные до сих пор, не будут учитываться, и, по сути, на него не будут распространяться ограничения по срокам. Если Конституционный суд одобрит эту договоренность, у Путина появится возможность баллотироваться в президенты в 2024 году… и снова в 2030 году.

Опросы показывают, что рейтинг популярности Путина находится на рекордно низком уровне, что подливает масла в огонь спекуляций о новых сфабрикованных драмах относительно его планов в преддверии 2024 года, а затем, почему бы и нет, выборов 2030 года.

Между тем будущее прав человека в ближайшие годы выглядит безрадостно. Я не могу не вспомнить еще один кусок псевдоспонтанности, поставленный в 2011 году, когда тогдашний президент Дмитрий Медведев и Путин, тогдашний премьер-министр, объявили о своем решении выдвинуть Путина на третий срок, и они оба поменяться местами. Это вызвало месяцы беспрецедентных массовых протестов, закончившихся избиениями, арестами и тюремными сроками .

Вскоре после того, как Путин стал у руля на свой третий срок в 2012 году, Кремль развязал резкие, многолетние репрессии против гражданского общества, которые только продолжали набирать обороты на протяжении всего путинского срока. Репрессии были направлены на то, чтобы заставить критиков замолчать, демонтировать, маргинализировать и контролировать независимые российские неправительственные организации, наложить драконовские ограничения на публичные собрания , а также обуздать и контролировать Интернет . В то же время Кремль узаконил приверженность своей версии «традиционных ценностей» посредством законов, которые подавляют свободу слова, откровенно дискриминируют лесбиянок, геев, бисексуалов и трансгендеров (ЛГБТ), криминализируют «религиозное оскорбление» и декриминализируют первые преступления насилие в семье.

Этот непрекращающийся послужной список является тревожным контекстом для ряда других предложенных конституционных поправок. Проект поправки, определяющий брак как союз между мужчиной и женщиной, продолжает траекторию гомофобной дискриминации  , которую Кремль разжигает после принятия закона о «пропаганде» гомосексуализма 2013 года, который ограничивает позитивное представление «нетрадиционных сексуальных отношений».

В другой предложенной поправке правительство будет стремиться поддерживать «традиционные ценности» посредством «единой государственной политики». Есть все основания опасаться, что это может быть использовано для дальнейшего ущемления прав женщин, в том числе путем срыва усилий по принятию закона против домашнего насилия.

Еще одна предложенная поправка, закрепляющая обязанность государства «создавать условия, благоприятствующие духовно-нравственному развитию детей, а также воспитывать их в патриотизме», также может показаться приемлемой в других контекстах. Но в последние годы российские власти использовали защиту детей как предлог для оправдания дискриминационного закона о «пропаганде» геев, для угроз уголовного преследования кого -то за то, что он даже говорит детям о том, что он гей, для цензуры музыки и т.д. для запугивания родителей , чьи дети посещают несанкционированные акции протеста.

Точно так же проект поправок, вводящий «защиту исторической правды», подразумевающий монументальные жертвы страны во время Второй мировой войны, мог бы быть безобидным, если бы в 2015 году не был принят закон, вводящий совершенно несоразмерный максимальный срок тюремного заключения до пяти лет,за такие вещи, как «отрицание фактов», связанных с действиями Красной Армии в годы войны, или за надругательство над символами «боевой славы». В сегодняшнем климате этот закон можно использовать, чтобы заставить замолчать любые разумные, основанные на фактах дебаты. 

Новая предложенная статья наделяет федеральное правительство юрисдикцией по обеспечению онлайн-безопасности для отдельных лиц, общества и государства. Опять же, достаточно справедливо. За исключением того, что правительство с помощью ряда недавних законов разрешило властям напрямую подвергать цензуре контент и даже отключать российский интернет от всемирной паутины , не сообщая общественности, что они делают и почему. Эти законы также предоставили службам безопасности легкий доступ к пользовательским данным, трафику и коммуникациям.

Русский язык остается государственным, но уже выделен как «язык государствообразующего народа». Два года назад парламент принял новый закон, отменяющий обязательное обучение родным языкам для республик и других территорий многонационального российского государства, в которых два и более официальных или государственных языка. Новая поправка может послужить дополнительным сигналом для дестимулирования изучения языков меньшинств даже в тех регионах, где в соответствии с местными конституциями титульный язык должен использоваться наравне с русским. Другие предложенные поправки, ограничивающие независимость местного самоуправления на региональном уровне, также могут послужить ослаблению языковых прав меньшинств.

Безусловно, многие из 206 проектов поправок нейтральны с точки зрения прав человека даже в сегодняшнем контексте. Некоторые из них могут быть очень позитивными и  пользуются большой популярностью у населения , например, гарантия минимальной заработной платы, равной прожиточному минимуму, ежегодная индексация пенсий и социальных пособий, а также право на медицинское страхование. В другом указывается ответственность правительства за координацию предоставления «доступной и качественной медицинской помощи». Это остро ощущается на фоне борьбы людей за сохранение своего права на эффективные лекарства от муковисцидоза, рака и других состояний после того, как недавняя политика правительства вынудила их перейти на непатентованные лекарства. Нет никаких причин, по которым эти потенциальные преимущества достигаются за счет других прав.

В конечном счете, влияние — положительное или отрицательное — этих поправок на права на практике может зависеть от судов. Таким образом, отсутствие независимости российской судебной системы , вызывавшее озабоченность на протяжении многих лет, приобретает новый уровень серьезности. Новые полномочия президента, предусмотренные проектом поправок, освобождать от должности председателя Конституционного суда никак не развеют эти опасения.

Еще одним возможным ударом по защите прав на практике является проект поправок, закрепляющий декларируемую в законе 2015 года обязанность Конституционного суда решать, следует ли России выполнять решения международных трибуналов и органов. К ним относятся постановления Европейского суда по правам человека, органов Организации Объединенных Наций по правам человека, Международного суда и т.п.

Дума, нижняя палата российского парламента, протаранила весь пакет поправок с рекордной скоростью, проведя его во втором и третьем чтениях всего за два дня. В тот же день его приняла верхняя палата Совета Федерации. Их уже одобрили региональные парламенты. Путин сказал, что Конституционный суд должен рассмотреть поправки; этот обзор сейчас находится в процессе. После этого их планируется вынести на внеочередной  общенациональный референдум, предположительно в апреле, для их легитимации.

Группа видных российских правозащитников просит Европейскую комиссию за демократию через право (известную как Венецианская комиссия), консультативный орган Совета Европы, рассмотреть многие проекты поправок. Времени мало. Но такой обзор дал бы полезный, тщательный, авторитетный анализ, который можно было бы использовать для большей, а не меньшей защиты прав в России.

Статью подготовил Колядин Владимир,
независимый журналист, не боящийся высказывать собственное мнение. Регулярно освещает митинги и акции протестов, соавтор антикоррупционных расследований.

Похожие записи