Вы здесь
Пригожин назвал провокацией слитую аудиозапись разговора с экс-сенатором Культура 

Пригожин назвал провокацией слитую аудиозапись разговора с экс-сенатором

Иосиф Пригожин назвал провокацией слитую аудиозапись разговора с экс-сенатором Ахмедовым

Фото: Светлана Шевченко / РИА Новости

Музыкальный продюсер Иосиф Пригожин в разговоре с «Лентой.ру» назвал провокацией слитую аудиозапись разговора с российским бизнесменом и бывшим членом Совфеда Фархадом Ахмедовым.

Ранее в Telegram-каналах была опубликована аудиозапись личного разговора, как утверждалось, Пригожина и Ахмедова. В ходе беседы стороны обменивались критикой в адрес российского руководства с обилием нецензурной лексики.

Я точно могу сказать, что подобное действие — это провокация. Для начала нужно выдохнуть. Потому что я действительно нахожусь в шоке. Безусловно, я буду в этом вопросе разбираться с адвокатами. Пока это гром среди ясного неба для меня

Иосиф Пригожинмузыкальный продюсер

Пригожин, проводя аналогию, сообщил, что для того, чтобы выпустить песню, необходимо получить права на фонограмму, на стихи, на музыку. Без разрешения это сделать невозможно, добавил он.

«Тогда как в современном мире, в 21 веке стало возможным использование фотографий и аудиозаписей, которые передернуты полностью или частично? То есть может существовать какой-то разговор, который потом переделают и слепят что-то другое? Технологии сегодня творят чудеса, но вопрос заключается в том, что в принципе стало возможным нарушать права человека. Это внедрение в частную жизнь», — заявил он.

Также музыкальный продюсер отметил, что в Объединенных Арабских Эмиратах (ОАЭ), где он находился в тот день, который моделируется на аудиозаписи, существует уголовная ответственность за прикосновение к частной собственности.

«Я был в Дубае до конца января, а там строго-настрого закон об уголовной ответственности за прикосновение к частной собственности, особенно все, что связано со звонками. Естественно, я могу подать в суд на расследование: во-первых, кто совершил запись личного звонка, а во-вторых, кто и как ее так смонтировал», — добавил собеседник «Ленты.ру».

Имена, которые были озвучены в аудиозаписи, — я с ними не знаком. У меня нет их телефонов: прямых или кривых. Я не присутствую ни на каких разговорах

Иосиф Пригожинмузыкальный продюсер

«Откуда я могу знать, кто против кого может объединиться? Я не присутствую ни на каких разговорах. Меня нет нигде в этом кругу. Я не допущен ни к каким тайнам. Я этих людей в принципе не знаю. Может быть, мы виделись пару раз, но я их не знаю лично, чтобы они мне доверили какую-либо информацию. Слушая аудиозапись, складывается ощущение, как будто я весь в материале. Я вообще этого знать не могу!» — заявил Пригожин.

Собеседник «Ленты.ру» рассказал, что для него показался подозрительным тот факт, что слитая аудиозапись разговора оказалась на украинских ресурсах.

«Кто-то же это моделирует, потому что такого масштаба распространение в таком количестве, используя в первую очередь украинские ресурсы. Почему-то это изначально оказалось именно на украинских ресурсах. Значит, в этом была какая-то цель? Надо понимать, что сегодня жертва я, а завтра может быть кто-то другой. Могут использовать любого человека и подставить его таким же образом», — добавил он.

Кому была нужна эта подстава, я не знаю. Но, судя по тому, что первоисточники идут из Украины, возможно, действительно они целились в одного Пригожина, а попали в другого. И я готов согласиться с [главой ЧВК «Вагнер»] Евгением Пригожиным, что он менее громкий, чем я

Иосиф Пригожинмузыкальный продюсер

Музыкальный продюсер сообщил, что для него произошедшее представляется чем-то невероятным.

«Честно говоря, я пребываю в шоке. Я живу в Москве, никуда не сваливал и не собираюсь. У меня есть четкое понимание того, что происходит. Я обычный скромный продюсер, муж народной артистки России. Кому есть дело до моих частных разговоров?» — заключил он.

На слитую аудиозапись разговора также отреагировал глава частной военной компании (ЧВК) «Вагнер» Евгений Пригожин. Предприниматель заявил, что его могли перепутать. «Возможно, те люди, которые проводили эту спецоперацию и выложили разговор, могли думать о том, что разговариваю я. Тем более если, например, не владели русским языком», — предположил он.