Вы здесь
РЭЙ БРЭДБЕРИ «ЛЕТО, ПРОЩАЙ» Культура 

РЭЙ БРЭДБЕРИ «ЛЕТО, ПРОЩАЙ»

«Деревья оперлись тенями на лужайку. Где-то стрекотала запоздалая газонокосилка: она подравнивала былое, оставляя за собой аккуратные холмики».


Прошло два года с момента событий, описанных в романе «Вино из одуванчиков». Повзрослевшие Дуглас и Том Сполдинги переживают август месяц своего очередного лета.

Уже привычным нам образом скомбинированная из небольших рассказов история Брэдбери могла быть составляющей частью изначально задумывавшейся более сложной и объемной повести «Вино из одуванчиков». Однако редактор Уолтер Брэдбери (совпадение, он всего лишь однофамилец), увидев первоначальную повесть, высказал писателю следующее:

«Такой объем не пойдет! Давай-ка выпустим первые девяносто тысяч слов отдельным изданием, а что останется, отложим до лучших времен – пусть созреет для публикации. Возьми эту книгу за уши и потяни в разные стороны. Она разорвётся на две части». Весьма сырой вариант полного текста первоначально назывался «Памятные синие холмы».

Исходным заглавием той части, которая впоследствии превратилась в «Вино из одуванчиков» было «Летнее утро, летний вечер». Зато для этой, отвергнутой издателями книги название возникло сразу: «Лето, прощай». В свет вышла она спустя полвека после публикации романа «Вино из одуванчиков» в 2006 году, когда Рэю было уже восемьдесят пять лет. Брэдбери признавался, что все эти годы вторая часть дозревала до такого состояния, когда, с его точки зрения, ее не стыдно было явить миру. Он ждал, чтобы эти главы романа обросли новыми мыслями и образами, придающими живость всему тексту.

Увы, с прискорбием остается признать, по результату прочтения, что, как мне кажется, план Рэя не увенчался успехом. На сей раз он попытался описать взаимоотношения детей и стариков. Брэдбери рассказывал, как в далеком детстве его тянуло к старым людям:

«Они входили в мою жизнь и шли дальше, а я увязывался за ними, засыпал вопросами и набирался ума, как явствует из этого романа, в котором главными героями выступают дети и старики, своеобразные Машины Времени».

Однако, реализация данной тематики «стариков и детей» в большей части произведения пахла абсурдом. «Устами детей глаголет истина», – это выражение, столь уместное в романе «Вино из одуванчиков», здесь не применимо, даже если пытаться разглядеть, а может и выдумать для себя тончайшую метафору.

Как и в истории с Жюль Верном и одним из его заключительных произведений «Ледяным сфинксом» мною наблюдался творческий упадок писателя. В оправдание можно утверждать, что мудрость сих деятелей, обретенная под конец жизненного пути, недосягаема для меня на сегодняшний день.

Подведём черту.

По-прежнему безупречно сотканное плетение из всевозможных художественных средств выразительности.

С разочарованием пришлось наблюдать, как Брэдбери неосторожно переступил ту тонкую грань между завуалированной метафорой и беспечным абсурдом. Сложилось впечатление, что герои сего продолжения за два года своего взросления деградировали. Уж больно нелепыми и далеко не остроумными мне показались мысли 14-летнего Дугласа.

Весьма сомнительное продолжение романа «Вино из одуванчиков», пролежавшее полвека до своей публикации. Лучше бы пролежало еще столько же. А Брэдбери ли его написал?!

Евгений КУЛИШОВ


Фото: Александра ПОРУНОВА

Похожие записи