Вы здесь
В России ликвидируют правозащитные группы. Новости 

В России ликвидируют правозащитные группы.

В течение последних четырех лет Кремль стремился заклеймить критику или альтернативные взгляды на политику правительства как нелояльную, спонсируемую иностранцами или даже предательскую. Это часть масштабных мер по подавлению критических голосов, которые включают новые правовые ограничения в Интернете, на свободу выражения мнений, на права лесбиянок, геев, бисексуалов и трансгендеров (ЛГБТ) и на другие основные свободы.

Неизменной центральной особенностью стал закон 2012 года, требующий, чтобы независимые группы регистрировались в качестве “иностранных агентов”, если они получают какое-либо иностранное финансирование и участвуют в широко определенной “политической деятельности”. В России термин “иностранный агент” может быть истолкован общественностью только как “шпион” или “предатель”. На сегодняшний день Министерство юстиции России определило 158 групп как “иностранных агентов”, суды наложили ошеломляющие штрафы на многие группы за несоблюдение закона, и около 30 групп закрылись, вместо того, чтобы носить ярлык “иностранного агента”. Целевые организации включают группы, которые занимаются правами человека, окружающей средой, проблемами ЛГБТ и проблемами здравоохранения, группы, которые проводят опросы по социальным вопросам. Суд вынудил закрыть Ассоциацию “АГОРА”, одну из ведущих правозащитных организаций России, в ответ на иск Министерства юстиции, в котором утверждалось, что группа нарушила закон об «иностранных агентах» и выполняла работу, выходящую за рамки ее мандата.

Министерство сняло ярлык “иностранного агента” с более чем 20 групп, признав, что они перестали принимать иностранное финансирование. Соответственно, по состоянию на 18 июня 2018 года официальный список активных “иностранных агентов” состоял из 76 групп.

Закон об «Иностранном агенте»
Согласно закону 2012 года, группы должны зарегистрироваться в Министерстве юстиции в качестве “иностранных агентов”, если они получают даже минимальный объем финансирования из любых иностранных источников, государственных или частных, и занимаются “политической деятельностью”. Определение политической деятельности в соответствии с законом настолько широкое и расплывчатое, что оно эффективно распространяется на все аспекты адвокатской деятельности и правозащитной деятельности. Первоначально закон требовал, чтобы все неправительственные организации, соответствующие этим критериям, регистрировались в министерстве и идентифицировали себя как “иностранных агентов” во всех своих публичных материалах с юридическими последствиями за несоблюдение.

Российские правозащитные организации решительно бойкотировали закон, назвав его “несправедливым” и “клеветническим”. В 2013 году тогдашний федеральный омбудсмен России Владимир Лукин оспорил закон в Конституционном суде России. В 2014 году суд поддержал закон, установив, что не было никаких юридических или конституционных оснований утверждать, что термин “иностранный агент” имел негативные коннотации с советской эпохи и что, следовательно, его использование “не предназначалось для преследования или дискредитации” организаций. Суд также пришел к выводу, что определение “иностранного агента” соответствует общественным интересам и интересам государственного суверенитета.

Два года усиливающегося давления со стороны властей, судебных разбирательств и огромных штрафов не привели к тому, чтобы заставить группы добровольно зарегистрироваться в качестве иностранных агентов. В мае 2014 года российский парламент внес поправки в закон “Об иностранных агентах”, разрешив Министерству юстиции регистрировать группы в качестве “иностранных агентов” без их согласия.

Статью подготовил Югин Михаил —
Молодой и перспективный журналист не боящийся высказывать собственное мнение о сложившейся ситуации в стране. Регулярно освещает оппозиционные митинги и акции протестов. Твёрдо отстаивает свою точку зрения, не боясь гонений с чьей-либо стороны.

Похожие записи