Вы здесь
ВЛАДИМИР НАБОКОВ «КОРОЛЬ, ДАМА, ВАЛЕТ» Культура 

ВЛАДИМИР НАБОКОВ «КОРОЛЬ, ДАМА, ВАЛЕТ»

«Огромная, черная стрела часов, застывшая перед своим ежеминутным жестом, сейчас вот дрогнет, и от её тугого толчка тронется весь мир: медленно отвернется циферблат, полный отчаяния, презрения и скуки; столбы, один за другим, начнут проходить, унося, подобно равнодушным атлантам, вокзальный свод; протянется платформа, возя в неведомый путь окурки, билетики, пятна солнца, плевки…»


Поглощая данную книгу, ваш покорный слуга всё никак не мог перестать восхищаться тем, как Владимир Набоков свою каждую строку, каждое предложение, каждое слово пропускает сквозь дуршлаг аллегорий, метафор, эпитетов и прочих литературных тропов, сливая в раковину всю воду, оставляя на дне сита самое ценное, подобно золотоискателям Клондайка романов Джека Лондона.

Без преувеличений для меня, как для почитателя в первую очередь литературного слога, русско-американский писатель Владимир Набоков с этим произведением выбился в фавориты по числу метафор на один прямоугольный лист пожелтевшей бумаги.

Роман «Король, Дама, Валет», чью сюжетную сторону не назвать сильной (ибо можно «опозорить», раскрыв собеседнику все её секреты в паре предложений) поражает своим языком. Особенно примечательно для меня было то, что Набоков знал как минимум четыре языка. Русский, английский и французский он использовал для написания своих произведений, а немецким языком должен был завладеть, вероятно, проживая в Берлине в течение 15 лет. В нём и о нём протекало сочинение романа «Король, дама, валет» параллельно урокам английского языка, которые давал Владимир, дабы заработать на жизнь.

В мемуарах Набокова отмечается, что за всё время жизни в Германии он не сошёлся ни с одним немцем, а потому литературоведы считают, что такое отчуждение сказалось в данном романе, выразившись в неприязненном отношении автора к героям. Посчитал ли я это отношение действительно неприязненным? Да. Но показалось ли мне отношение предвзятым? Нет, ибо автор выставил свет над героями под необходимым углом, по-настоящему осветив их характеры и указав на образовавшиеся тени их истинных желаний и замыслов.

Судите сами: молодой Франц, отправленный матерью в Берлин, прибывает по указанному ею адресу к своему дяде Драйеру, который состоит в браке с Мартой. Франц – застенчивый юноша, Драйер – зрелый мужчина, обладатель богатств, благодаря чему обладатель и меркантильной Марты, сверстницы своего мужа. «Продано!» – прокричал бы аукционист, выдавая Марту замуж за Драйера. Вот только будто не в полной мере «лот» стал принадлежать ему спустя время. Вроде держишь в объятиях, прижав к себе в постели, а «лот» так и норовит вырваться, будто выхватываемый полтергейстом. Полтергейста, кстати, звали Франц. В него-то и влюбилась Марта, что оказалось взаимно.

Вообще, глагол «любить», как мне кажется, не применим в описанной ситуации, если относиться к нему глубоко духовно. Уж точно не любовь испытала Марта: жажда овладеть молодым телом, перевесившая пачку марок (денег) мужа и страх быть уличённой измене; желание развеять скуку, подпитываемую бездельем ввиду избытка тех же марок мужа; возможность быть во главе пары ввиду разницы в возрасте или наоборот шанс почувствовать себя снова молодой рядом с юношей – в общем, всё что угодно, только не любовь. Лишь с особой оговоркой можно применить вышеуказанный глагол: с приставкой «в» и с пониманием всей подноготной слова «влюбилась».

«Что оказалось взаимно» – зафиксировал выше я, но чувства Франца хотел бы разобрать подробнее. То были чувства, что испытывает школьник, разглядывая разворот эротического журнала, доставшегося ему от старшеклассников. На развороте, на двух листах красовалась женщина с теми описывающими её прилагательными, благодаря коим и вызывает интерес в бегающих глазах вспотевшего читателя-школьника. Он созерцает женщину изо дня в день, «влюбляется» в неё, как вдруг она становится доступна ему: Марта становится доступна Францу, а он не намерен отказываться от актов, обычно сопровождающих ту «влюбленность», и готов игнорировать свою природную пугливость, готов проводить всё в тайне за спиной своего дяди Драйера. Тот, в свою очередь, властен над супругой Мартой с её безбедным, беззаботным существованием и над новоприбывшим племянником Францем с его будущим становлением в обществе. Марта, желая избавиться от влияния мужа на неё, подбивает любовника разработать на пару план убийства Драйера с целью завладения наследством. Но нужно ли это аморфному Францу, которому достаточно было лишь вдоволь насладиться «разворотом»?

На этом разбор книги решаю приостановить и предлагаю самостоятельно решить читателю: кто в той колоде король, кто дама, а кто валет (игнорируя половую принадлежность перечисленных.

Подведём черту. Если вернуть мою привычку загибать уголок страницы с интересными художественными приёмами, то описываемая книга была бы испорчена: так много метафор и аллегорий раскидал внутри неё Набоков. Однако сюжет меня завлекал слабо. Впрочем, сюжет для меня стоит всегда на втором месте, поэтому данный минусом это считать не стану. Вообще, знакомство с творчеством Набокова было неизбежным – то был лишь вопрос времени и, как оказалось, случая: книга мне досталась за сущие копейки и далеко не в книжном магазине. Её содержимое побудило к дальнейшему изучению других романов Набокова – это ли не показатель успешности его рукописи?

Евгений КУЛИШОВ


Фото: Александра ПОРУНОВА

Похожие записи